Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora

21:05
Архив и общение

Недавно в переписке с новым другом ВКонтакте — студентом-историком и активным посетителем областного архива, я, вспоминая о том времени, когда читальный зал был почти вдвое меньше (1990-начало 2000-х), заметил, что тогда посетили архива быстро знакомились и между ними нередко возникали различные дискуссии.

О том времени мы зимой вспомнили и с сотрудником художественного музея Т.М. Кольцовой там же — в уже давно увеличенном по площади читальном зале. Татьяна Михайловна вспоминала: «День начинался, как правило, с фразы одного из архивных дедушек: «А что сегодня обсуждаем?..»

А этими дедушками-краеведами были: Евгений Иванович Овсянкин, Геннадий Павлович Попов, Николай Анатольевич Окладников, Анатолий Васильевич Новиков, Николай Васильевич Шульгин. Из них только Евгений Иванович по образованию был историком, остальные — увлёкшиеся краеведениями представители других профессий. К сожалению, все эти дедушки ушли. Как ушёл ещё один постоянный посетитель читального зала тех лет — Сергей Михайлович Гернет, который был их значительно младьше.

Началось же моё знакомство с ними в декабре 1994 года, когда меня отправили догуливать отпуск - две недели. И вместо зимнего безделья я решил осуществить давнишнюю мечту — проследить свою родословную. Пришёл в архив, из стола справок отправили к директору. Им был Л.И. Рогатых, сидевший под портретами Карла Маркса и Ленина (несмотря на происшедшие в стране потрясения). Он приветливо сказал: «Пожалуйста. Идите читальный зал, там напишите заявление, заполните анкету, и за работу!»

В первый же день я заказал нужные архивные документы. Отлично помню, что тогда они выдавались через день. Причём даже толстенные — до 700-800 листов — метрические книги. И все документы для составления родословной (упомянутые книги, ревизские сказки и переписи) совершенно свободно, бесплатно и без каких-либо ограничений.

Если в первые дни занятий я всецело погружался в эти бумаги, то на второй неделе стал прислушиваться к разговорам архивных дедушек. Но с ними ещё не был знаком. А общение с ними началось после следующего случая. Еду в архив на трамвае, на остановке «ул. Шубина» выхожу в одну дверь вместе Е.И. Овсянкиным. Он за полторы недели, видимо, меня приметивший, спросил, кто я, по какой теме занимаюсь. Так началось знакомство и общение сначала с ним, а потом через него с другими дедушками-краеведами.

Двух недель занятий в архиве для составления родословной, конечно, не хватило. И тут следует сказать, что мне повело со спецификой тогдашней работы — практически все праздники и выходные я трудился. Поэтому во все последующие недели хотя бы в один будний день брал отгул, и спешил в архив. И, конечно же, проводил там почти все отпускные дни.

Так как архивная работа не просто заинтересовала, но и, как говорится, засосала. Ибо я каждый день даже в документах по родословной встречал множество интересных фактов, о которых никто пока не знал, а, может быть, и никогда не узнает. Понимая, что в делах других фондов таких фактов и сведений ещё больше, решил ознакомиться и с ними. Для чего написал соответствующие заявления. И документы для занятий по других темам выдавались опять без проблем.

Часто бывало так: встретишь какой-либо любопытный и ранее неизвестный факт, и показываешь архивное дело Евгению Ивановичу или Геннадию Павловичу. Начинается обсуждение, подключаются другие, и началась дискуссия... Назавтра кто-то другой сообщает о находке. И опять, как минимум, получасовая дискуссия...

Вскоре мне стало я, что одной лишь дискуссии мало — решил на основе найденных сведений написать статью для газеты. Написал, но лично принести в редакцию «Правды Севера» не решился — послал почтой. Вскоре позвонил Николай Степанович Федоров — редактор исторической страницы — и пригласил прийти вычитать материал перед публикацией — он оказался без каких-либо сокращений и правок. За первой публикацией, последовала вторая. И так далее...

Конечно, их появление не могли не заметить мои знакомые по читальному залу. А Е.И. Овсянкин приободрял и публично хвалил. И когда приходил позднее меня, всегда проходя на своё место у окна, мне на плечо по-дружески клал руку и спрашивал: «А что сегодня нашёл?.. Когда об этом напишешь?» Более того, однажды даже на страницах «Правды Севера» написал, что газете повезло, что у неё нашёлся такой автор, как я.

А сообщаю об этом совсем не для того, чтобы похвастаться. А по следующим причинам. Во-первых, чтобы вспомнить, как меня дедушки-краеведы неожиданно приняли в свой круг и, несмотря на разницу в возрасте, считали равным. И при этом относились по отечески. За что я им безмерно благодарен. Во-вторых, по той причине, что, когда вижу неординарного молодого человека, то в переписке не жалею комплиментов. Чтобы хотя бы приободрить. Бездари, как говорится, везде пролезут сами, а талантливым людям нужно помогать. Хотя бы словом — как это делал Евгений Иванович. Поэтому пусть адресаты комплиментов не смущаются.

Рассказав об общении с краеведами-дедушками, должен добавить, что круг моих архивных знакомств ими не ограничивался. Так как в ту уже далёкую пору мне неоднократно доводилось в архивном буфете чаёвничать с Людмилой Павловной Кононовой (впоследствии сенатором, к сожалению, тоже ушедшей) — тогда просто аспиранткой Людой. Она же, занимавшаяся польской тематикой, познакомила меня с аспирантом из Кракова Пшемыславом Нагелем и попросила помочь ему сориентироваться в архиве. Пшемыслав, хорошо знавший русский язык, оказался отличным парнем, с которым можно было общаться на все темы. Уезжая и подарив шикарную коробку конфет, он пригласил в гости, дал номер телефона — мол, звони и приезжай, покажу Краков — он подрабатывал экскурсоводом (по-польски — пшеводником), водил по своему городу группы туристов из Белоруссии, России и Украины. А потом вместе с Людмилой Павловной, ездившей в Польшу на конференции, посылал сувениры. Однако контакты с ним в силу известных, далеко не приязненных в последние годы отношений между нашими странами оборвались...

В заключение остаётся ещё раз сказать, что следствием моих посещений архива стало не только ознакомление с интереснейшими историческими документами, но и знакомство с перечисленными, не менее интересными людьми и, главное, общение с ними. А человеческое общение, пожалуй, самое ценное в нашей жизни...

На фото, сделанном 26 ноября 2008 года на фуршете по случаю 80-летия Н.А. Окладникова справа налево: первый ряд — Евгений Иванович Овсянкин, зав. отделом архива Татьяна Анатольевна Санакина, Николай Анатольевич Окладников, журналист и писатель Виктор Фёдорович Толкачёв; второй ряд — журналист Сергей Николаевич Доморощенов и я.
_____________________________________________________

Предыдущий пост - Деревенские заметки

Просмотров: 130 | Добавил: Bannostrov | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0