Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora

19:42
Вновь о соломбальской пожарке

Ранее я уже дважды рассказывал о соломбальской пожарке (пожарной часим), находившейся на Преображенском проспекте (ныне улице Терёхина) недалеко от Торговой (Терёхина) площади. Она запечатлена на заимствованном с сайта Старый Архангельск фотоснимке:

Этот снимок можно датировать 1914-1915 годами, так как в 1914-ом было построено стоящее за пожаркой каменное здание, в котором в разное времмя размещались приют, строительный техникум, 39-й дневная общеобразовательная и вечерняя (сменная) школы. А в 1915 году пожарка была разобрана.

Добавив более раннюю по времени фотографию, я попытался сделать подобие панорамного снимка. И вот что получилось — конечно, далеко не идеально, но общее представление, как выглядел центральный перекрёсток Соломбалы, этот смонтированный снимок даёт:

Недавно в архивных документах 1830 года я нашёл краткое описание здания пожарки. В ведомости, которая была составлена по случаю передачи дел от одного соломбальского полицмейстера другому, говорится:

Деревянный бревенчатый двухэтажный с каланчею дом, длиною и шириною по 6 саженей и 6 футов. На нижнем этаже покоев жилых — 4, нежилых — 3, отхожее место — 1, русских печей — 4. На верхнем этаже покоев жилых — 4, нежилых — 2, отхожее место — 1, русская печь — 1, печей-галанок — 3. У дома два входа.

В каланче для подъема лестница о пяти поворотах с поручнями, рам стеклянных — три.

При оном доме забраный на столбах досками сарай для хранения пожарных инструментов, коих там оказалось: 1. Брандспойнт в медном корпусе, 2. Телега под оным в оковке, 3. при нем рукава кожаные с четырьмя медными гайками — два, 4. Криулина медная — одна, 5. Пипка медная — одна, 6. Ручки деревянные — две, 7. Прут железный — один, 8. Чехол парусиный — один, 9. Ведер железных — шесть, 10. Швабр каболочных — шесть, 11. Чанов под воду железных — девять, 12. Трос смоляной — 42 сажени, 13. Крюков железных — девять, 14. Вил железных — десять, 15. Лестница деревянная — одна, 16. Топор — один.

К процитированному следует добавить, что в жилых покоях (комнатах) проживал личный состав соломбальской полицейской части. Это были военнослужащие (унтер-офицеры и рядовые), на постоянной основе откомандированные из 7-го ластового экипажа, и они наряду с своими прямыми обязанностями по охране правопорядка в случае пожара исполняли и обязанности пожарных.

Утверждать, что на первом снимке запечатлена именно та пожарка, что описана в ведомости 1830 года не могу, — как-никак разрыв по времени в 70 с лишним лет. Хотя, возможно, и она, только обшитая досками. В пользу этого предположения говорит тот факт, что в 1910-х годах (то есть на момент фотосъёмки) здание было очень ветхим. Об свидетельствует протокол экстренного заседания Архангельской городской думы.

А было созвано это заседание в связи с тем, что в первый день, вернее, ночь рождественских праздников (25 декабря 1914 года) заместитель городского головы С.С. Александров был разбужен телефонным звонком — взволнованный голос сообщил, что здание пожарной части «трещит по всем швам» и возможно обрушение каланчи. Александров распорядился всем покинуть здание и временно разместиться в депо вольно-пожарного общества (Первая Соломбальская деревня).

На следующий день специальная комиссия (состоящая из техников городской управы) обследовала здание пожарной части и пришла к заключению, что не только проживать в нём (там жили семьи пожарных), но и просто находиться крайне опасно. Впрочем, в опасности оказались не только пожарные, но и те жители Соломбалы, чьи дома стояли на другой стороне Преображенского проспекта — накренившаяся каланча могла в любой момент рухнуть. По этой причине проезд и проход был запрещён (улицу перегородили), что, конечно, вызвало недовольство соломбальцев.

К концу января 1915 года недовольство усилилось, так как создавалось впечатление, что ведущую к рынку улицу никогда не откроют. Как следствие — критические публикации местных газет в адрес гласных (депутатов) гордумы и городских властей. Поэтому и пришлось 28 января созывать экстренной заседание, выдержки из протокола которого привожу ниже...

С.С. АЛЕКСАНДРОВ. Городская управа предполагает поставить пожарное дело в Соломбале так: здание до нижнего этажа срыть, установить в помещении пожарных сигнализацию, но так как каланчи в Соломбале не будет, а подходящего места в Соломбале, по-видимому, не имеется, то каланчевого поместить на каланчу в 1-ю соломбальскую деревню, откуда Соломбала видна довольно хорошо. Правда, будет некоторое неудобство: каланчевой будет наблюдать из деревни, а люди в пожарном обозе будут находится в Соломбале. Придется поэтому из Первой деревни бегать кому-либо в помещение пожарных и уведомлять их о пожаре. Это значительно осложняет дело, так как на таковой пробег потребуется не менее 5 минут. Можно, положим, устроить телефон, но это увеличит расходы. Вопрос требует срочного решения, так как люди хотя и не живут в старом помещении, но каланчевой по-прежнему дежурит на каланче.

А.В. ИВАНОВ. Как дежурит? Сегодня я проходил по Соломбале, и каланча уже убрана и даже крыша разобрана.

С.С. АЛЕКСАНДРОВ. Не знаю. Значит, произвели работу без моего разрешения. Собственно, работы начаты с того времени, когда выяснилось угрожающее состояние здания, но затем были до разрешения думы приостановлены. Видимо, кто-то на свой страх и риск опять приступил к работам...

Здесь следует пояснить, что предприимчивые соломбальцы, разозлённые бездействием властей, сами приступили к разборке аварийного здания и многие уже успели сделать приличный запас дров. А на гордуму и на её разрешение им, как говорится, было наплевать...

И.М. ШМАКОВ. Может быть, дешевле и лучше было бы поставить в Первую деревню лошадь с вестовым?

Городской брандмейстер СУРВИЛЛО. Нет свободной ни одной лошади, ни одного человека.

А.В. ИВАНОВ. Кто это вычислял, что из деревни можно будет пробежать в Соломбалу в 5 минут? Не менее чем 2 версты ведь будет?

С.С. АЛЕКСАНДРОВ. Мы с городским брандмейстером делали опыт, и наш человек пробежал в 5 минут.

А.В. ИВАНОВ. Считаю, что помещать каланчевого в деревню неудобно. Кто станет наблюдать за ним. Раз в Соломбале на виду у всех каланчевые спят, то что будет, если поместить его в деревню?..

С.С. АЛЕКСАНДРОВ. Кто сказал, что каланчевые спят? Когда, например, каланчевой заснул, можете засвидетельствовать?..

А.В. ИВАНОВ. Вот не так давно заснул каланчевой, упал с каланчи на крышу, сломал себе ногу и трубу!

В зале, понятно, раздался смех. Иванов в подтверждение сказанного ссылается на показания помощника брандмейстера и начальника соломбальской дружины Ламанова. Тут же выясняется, что на квартире Ламанова временно размещена часть пожарных, в связи с чем ему, видимо, следует выплатить компенсацию за неудобства. Но большинство гласных (депутатов) гордумы проголосовало против.

Но на переустройство (правда, непонятно, какое) здания пожарной части деньги выделили - 400 рублей. Однако вопрос о каланче остался открытым — поручили городской управе решить: разместить каланчевого на вышку здания морского дисциплинарного экипажа (если его туда пустят) или построить новую каланчу упрощенного типа на старом месте.

С.С. АЛЕКСАНДРОВ. Снимая цепь главы города, говорит: Уф! Ну и каланча эта... Десять лет решали, как переустроить ее, насилу развязались. Хорошо еще, что никого не убило. Отвечай бы потом...

А тем временем соломбальцы продолжали разбирать аварийное здание. Ибо не надеялись на оперативность городских властей. И небезосновательно, так как вопрос о новой пожарной части ещё несколько раз обсуждался в гордуме — примерно в том же ключе и без конкретных решений. Поэтому новая пожарная часть появилась в Соломбале уже в послереволюционное время. Примерно там же, но в метрах в стах вглубь квартала. На месте же старой — с 1930-х годов сквер с памятником Ленину...

_____________________________________________________

Предыдущий пост - Стёрли, но всё — руки коротки...

Просмотров: 94 | Добавил: Bannostrov | Теги: Фотолетопись Архангельска, История Архангельска, Фотолетопись Соломбалы, История Соломбалы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: