Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora

16:48
Ни в Грузию, ни в Сибирь!

Продолжая вчерашнюю — об эпидемии холеры — тему, сегодня ознакомлю ещё с несколькими документами. В первом из них архангельский военный губернатор адмирал Роман Романович Галл 5 июня 1831 года уведомил шефа Третьего отделения Собственной Его Величества Канцелярии генерал-адъютанта Александра Христофоровича Бенкендорфа, в частности, о следующем:

...За участие в распространении нелепых слухов при появлении в Архангельске холеры чиновников, наносивших неоднократно вред обществу своей дерзостью и противодействием начальству, а именно штабс-ротмистра Шене, коллежского секретаря Дьячкова, титулярного советника Агапова, губернского стряпчего Варзугина, асессора Губернского правления Постникова прошу Высочайшего соизволения оных перевести в Грузию.

Далее Галл сообщил, что упомянутые лица уже удалены из Архангельска, точнее, под конвоем доставлены в Шенкурск, то есть малость поближе к Грузии, где и будут дожидаться окончательного решения.

Спустя пару недель Бенкендорф сообщил министру внутренних дел Николаю Петровичу Блудову:

...На всеподданнейшей моей о сем записке Его Императорскому Величеству благоугодно было написать: «Согласен, но не определять ни в Грузию ни в Сибирь!» — о каковой Высочайшей воле и было мною тогда же сообщено Г. Адмиралу Галлу.

В этой связи высланные оказались, образно говоря, в подвешенном состоянии — с одной стороны путешествие в Грузию им уже не грозило, но и возвратиться они не могли, так как факт их удаления из Архангельска одобрил своим согласием сам император. К тому же их статус был не определён — просто без суда выдворенные в Шенкурск. Имевшиеся у них деньги скоро закончились, жалование, понятно, не выплачивалось. Перебивались переводами от родственников из Архангельска. Но и они вскоре прекратились. С отчаяния они в январе 1832 года обратились к Бенкендорфу с прошением, в котором «всеподданнейше» просили «об исходатайствовании ВЫСОЧАЙШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Повелении о дозволении им проживать в Архангельске и продолжить службу».

Бенкендорф, как выясняется, иногда был отзывчивым человеком, и лично по этому вопросу побеспокоил Николая Первого. О чём на следующий день известил Блудова:

Я имел счастие всеподданнейше доводить о сем до ВЫСОЧАЙШЕГО ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА сведения, и Его Величество на записке моей собственноручно написать изволил: «Дозволить возвратиться"...

17 февраля министр внутренних дел Блудов письменно сообщил адмиралу Галлу о «Высочайшем позволении». Получив письмо из столицы, военный губернатор 2 марта разрешил выдворенным вернуться в Архангельск. Когда же Фёдор (Фридрих) Иванович фон Шене (кстати, бывший полицмейстер), Дьячков, Андрей Агапов, Варзугин и Артемий Постников приступили к исполнению своих привычных обязанностей, то узнали, что за свои злоключения они должны «благодарить» гражданского губернатора Владимира Филимонова, который и написал на их донос Галлу, который в бумагах стыдливо именовался «представлением»:

Впрочем, Филимонов уже не представлял им угрозы, так как был арестован и сидел в Петропавловской крепости. Вот какие страсти помимо эпидемии холеры будоражили в ту пору Архангельск и его обитателей...

____________________________________________________

Предыдущий пост - В страшном 1831-ом

Просмотров: 93 | Добавил: Bannostrov | Теги: История Архангельска | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0