Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora

20:28
«Водоплавающие» фантазии, или Чудики на перилах

О старом Первянском или Горбатом мосте, связывавшем Банный остров Соломбалы с Первой деревней, я рассказывал неоднократно. Например, в сообщении годичной давности Мост моего детства, в котором, в частности, говорилось, что он в 1984-ом году был запечатлён на киноплёнке при съёмках художественного фильма «Жил отважный капитан» (экранизации произведений Юрия Германа).


Сегодня же косвенно дополню рассказ о нём, вернее, скажу о том, что на нём происходило с моим и моих друзей участием в один из дней лета 1965-го года. Но начну издалека — со слов о том, что в то время практически в каждом доме среди купленной для детей литературы имелись повести и рассказы Николая Носова («Приключения Незнайки», «Витя Малеев в школе и дома» и другие) за которые писатель получил Сталинскую премию. И которые тоже были экранизированы.

В том числе и рассказ «Фантазёры» — о том, как сначала двое мальчишек — Миша и Стасик, а затем за компанию с присоединившимся к ним Игорем, коротая время, пытались убедить друг друга о наличии у них невероятных способностей:


Точно также, усевшись на скамейке у нашего дома, в тот летний день 1965-го коротали время со мной, Мишкой, соседи по улице — Вовка и Сашка — и мальчик с соседней, ныне улицы Сибирякова, а тогда набережной речки Соломбалки — Серёга. Коротали, так как день был пасмурным и прохладным, а значит, пляж и купание отпали. Тем не менее мы болтали на «водоплавающую» тему. И, как те мальчишки из рассказа, хвастались нафантазированными достижениями: кто докуда уже доплывал, с какой высоты нырял и сколько минут, не дыша, мог пробыть под водой.

Конечно, о возможностях друзей, о том, на что они в действительности способны, я знал. Как и они знали всё обо мне. Поэтому каждому приходилось постоянно выкручиваться. Так, на возражение «Врёшь!», как правило, следовал ответ: «А вас в тот день там не было!» После чего собеседники, насупивШись, на минуту замолкали, а потом выдавали каждый свою очередную порцию небылиц.

Особенно заливал Серёга — мол, зимой каждый день ныряет в прорубь — в ту, что недалеко от его дома. В ответ на наши сомнения говорил: «Зимой утром же темно, поэтому и не видели». И видя нашу растерянность, произнёс то, о чём сразу же пожалел:

— А сейчас каждое утро с моста ныряю. И сегодня...
— С Кузнечевского что ли?
— Нет, с нашего в Соломбалку.
— Да там же башку разбить можно - глубина-то по ....
— Но я ж солдатиком.
— И что ни разу ног не порезал? Ведь на дно чего только не набросано...

Серёга задумался, а затем выпалил:

— Дак я же в ботинках...
— А чё они сухие?
— Да я ж в других.
— Пойдём, прыгнешь, мы посмотрим.
— Нет, холодно.
— А утром теплее что ли?

Серёга замолчал, но без ответа вопрос не оставишь. И тут ему пришла в голову мысль, которая, видимо, показалось счастливой, И он, надеясь, что мы возразим, её озвучил: «Лады, нырну, но если и вы все тоже, только все...»

А мы (по крайней мере, я) подумали, что если согласимся, то он передумает, и вот тут-то его, образно говоря, прижмём к стенке: «Враль!» Но Серёга в ответ на наше «Да» промолчал. Поэтому все нехотя и медленно побрели к мосту. Ещё надеясь, что кто-нибудь по дороге передумает. Но никто не решился выставить себя трусом.

Пока мы препирались, ветер незаметно переменился — подул со стороны северо-востока, то есть с Сульфата. И, подходя к Соломбалке, мы ощутили незабываемый «аромат» сероводорода, выбрасываемого в атмосферу целлюлозно-бумажным комбинатом. Что ещё более омрачило наше настроение.

Решили, что нырнём не по очереди, а все вместе. До трусов разделись под горизонтальным настилом, предназначенным для заезда пожарных машин (для забора ими воды). Там же оставили одежду, но вылезли на верх не сразу — дожидались, когда скроются случайные прохожие. Затем в неснятой обуви (ботинках и кедах) подбежали к перилам. Сейчас и представить не могу, как мы, не упав, на их взгромоздились. Но мальчишеская ловкость тогда позволяла это сделать — ведь на уроках физкультуры мы не только ходили, но и разворачивались, и прыгали на гимнастическом брусе такой же ширины.

Тем не менее со стороны наш вид несомненно был прикольным — в прохладный день четверо тощих чудиков в трусах и обуви, балансируя, стоят на перилах, выжидательно поглядывая — вдруг кто передумает... К сожалению, весь комизм той картины словами не передать, а даром художника природа меня не наградила (единственно кому завидую, это рисовать умеющим). Поэтому попытайтесь представить её представить. И представить, как, видимо, от порыва ветра Серёга — именно Серёга! — потерял равновесие и первым полетел вниз. А за солдатиком и все остальные - слово надо держать!

Выбравшись из воды и натянув на себя одежду, мы шли уже в совсем ином настроении, чем в первую сторону. Но не просто шли, а дурачились, стегая друг друга хотя и выжатыми, но всё равно сырыми трусами. Сырой была и наша чавкающая обувь. Но это, как говорится, мелочи жизни. Главное, что никто из наших родителей так и не узнал, что наши фантазии в тот день закончились нырянием с моста — это осталось нашим мальчишеским секретом. А сколько их, секретов, ещё было! Но обо всех и всем, увы, здесь не расскажешь...

В дополнение к сказанному — ёщё одно фото нашего моста:

_____________________________________________________

Предыдущий пост - Трамвайно-ностальгические воспоминания

Просмотров: 77 | Добавил: Bannostrov | Теги: Фотолетопись Архангельска, Фотолетопись Соломбалы, История Архангельска, История Соломбалы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0