Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora

15:05
Будка для часовых

Продолжая на основе архивных документов рассказывать о Соломбале периода губернаторства С.И. Миницкого (1823-1830 годы), напоминаю, что на днях частично цитировал текст докладной записки, в которой полицмейстер Рыдалев предлагал построить 19 тёплых сторожевых будок, которые, по его задумке, должны стоять по концам соломбальских улиц и где бы для обеспечения порядка и предотвращения пожаров круглосуточно дежурили вольнонаёмные будочники-часовые. К записке была приложена смета на строительство будок — по расчётам, сумма, включавшая в себя стоимость стройматериалов и оплату труда плотников, кровельщиков, столяра, печника, стекольщика и маляра, составляла 323 рубля с копейками. За одну будку.

По ценам тех лет сумма весьма приличная и, конечно, будку можно было выстроить из более дешёвых, чем предполагалось, материалов, и простейшей конструкции — в виде квадратного или прямоугольного в плане строения. Мол, и так сойдёт. Однако иного мнения придерживался архитектор Фёдор Иванович Уткин: все новые строения — начиная с губернаторского дома и до малых архитектурных форм — должны соответствовать статусу Соломбалы как образцового военного поселения, к тому же являющегося купеческой гаванью, которую посещают иностранные корабли. И появление будок в виде дощато-серых, с плоскими крышами сараев, конечно, её бы не украсило. Поэтому он разработал следующий проект будки:

Её конструкция через полукруглые окна обеспечивала круговой обзор (без слепых зон) окружающей местности. Печь была запроектирована так, что в ней можно было готовить, и на ней же греться и отдыхать (да и с неё наблюдать). А кирпичная труба являлась своеобразной осью симметрии будки. Стены, дверь и железная крыша — разных цветов окраски. И против такой конструкции и облика будки у военного губернатора возражений не было, поэтому Степан Иванович проект утвердил:

А соломбальские полицмейстер Рыдалев и архитектор Уткин определили места постройки первых трёх будок. Одну из них решили поставить на пересечении Никольской улицы (проспекта) и запроектированного Шестого проспекта (ныне улицы Кедрова). При этом старую холодную будку (под буквой G), где в летнее время дежурили солдаты, запланировали снести, а будки под буквой D — оставить, так так в них проживали нанятые купцами для охраны амбаров сторожа.

После утверждения Миницким проекта и сметы были проведены торги, которые выиграл Хаим Абрамович Кагнов, числившийся витебским 1-й гильдии купцом, но давно — с 1815 года — постоянно проживавший в Архангельске и имевший свой дом на Набережной в районе Аптечной (ныне Вологодской) улицы. То есть недалеко от того места, где ныне располагается областной архив, хранящий документы, свидетельствующие о его кипучей деятельности. Почему «кипучей»? — Потому что другого слова, его характеризующего, сейчас не подобрал. Он и в данном случае, поступил, казалось бы, нелогично — выиграл торги, сбив цену за каждую будку ниже сметной — до 300 рублей. Что и подтвердил своей подписью:

Это был его, как говорится, фирменный стиль, о котором, как и самом Хаиме Кагнове, я ранее уже достаточно подробно рассказывал.

_____________________________________________________

Предыдущий пост - Миницкий, Бухарин, Гамильтон и другие

var container = document.getElementById('nativeroll_video_cont'); if (container) { var parent = container.parentElement; if (parent) { const wrapper = document.createElement('div'); wrapper.classList.add('js-teasers-wrapper'); parent.insertBefore(wrapper, container.nextSibling); } }
Просмотров: 113 | Добавил: Bannostrov | Теги: История Архангельска, История Соломбалы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0